Иван Иванович Иванов: рассказывает Мария Кириленко (Коваленко)

І.Іванов_на могилі_Самійленка
Иван Иванов на могиле поэта Владимира Самийленко во время митинга к 100-летию со дня рождения поэта (г.Боярка).

На вопросы Радислава Кокодзея отвечает Мария Кириленко, дочь поэта-диссидента Ивана Коваленко

Одной из примет Горбачёвской перестройки и того, что «процесс пошел» было появление в печати целого ряда произведений, в которых бывшие ЗК описывали все ужасы сталинских лагерей. В Украине первым таким произведением была повесть Ивана Ивановича Иванова (это не псевдоним, а настоящее имя автора) «Колыма», которая вышла в 1988 году в №№ 8 – 9 журнала “Вітчизна”, а через год – отдельной книгой в издательстве “Советский писатель” в 1989 году.
Иван Иванов отбыл в лагерях Севвостоклага НКВД самые страшные годы за всю историю сталинского террора: 1937 – 1939. Но на этом северная «одиссея» Иванова не закончилась. Он не имел возможности покинуть Колыму вплоть до 1949г. Годы, проведенные на Колыме, определили всю его дальнейшую судьбу: с одной стороны невозможность отпустить прошлое, с другой – непоправимо «испорченная» биография. На склоне жизни, спустя много лет Иван Иванов снова вернулся в те страшные годы, чтобы описать их в своей повести, но литературный дебют стал, к сожалению, его лебединой песней. Безусловно, это очень сильное литературное произведение, которое внесло свой вклад в скорбную летопись времён тоталитаризма.
Я попросил поделиться ранее неизвестными фактами биографии автора “Колымы” руководителя информационно-аналитической службы Киево-Святошинского центра социально-психологической реабилитации населения Кириленко Марию Ивановну. Вот что она рассказала о трогательной дружбе её отца – поэта-диссидента Ивана Ефимовича Коваленко (см. «Факты» от 24 от 11 февраля 2004г.). Но это оказался рассказ и об истории создания повести, и о том, что на сталинских лагерях злоключения Ивана Иванова, к сожалению, не окончились. Ведь Хрущевская оттепель не давала «охранной грамоты» бывшим политзаключённым. Ведь до поворота к истинной демократии было ещё далеко…

Мария Ивановна, чем интересна судьба Ивана Ивановича Иванова?

Судьба каждого человека при всей ее уникальности является отражением времени, в которое живет человек. Судьба Ивана Ивановича Иванова является типичной для времен тоталитаризма, как типично и одновременно символично само его имя.
Жизнь Ивана Иванова была искалечена в то время, когда он был еще студентом. Молодой человек, с упоением учащийся в университете, ученик Максима Рыльского, страстно влюблённый в литературу, пишущий стихи, больше всего в жизни мечтающий стать преподавателем, был вырван безжалостной рукой из прекрасного мира литературы и поэзии и брошен в настоящий ад. И все-таки повесть Иванова «Колыма», – это рассказ не столько об ужасах концлагерей, сколько о сверхзадаче, которая стояла перед каждым заключённым: сохранить себя как личность, как интеллектуальною единицу, сохранить чувство собственного достоинства, не опуститься, не дать убить в себе способность к доброте, состраданию и милосердию. И при всей своей молодости Иван Иванов это сумел. Самый потрясающий эпизод в его повести – это когда он читал лекции в полузаброшенном шурфе на золотом прииске… вагонеткам! Глава, в которой он это описывает, называется «Самый светлый месяц». Какой горечью веет со страниц книги. Талантливейший человек, прирождённый лектор день за днём читает свои лекции… вселенной.
Вот как сам Иван Иванович пишет об этом: «Это был самый лучший период в моей истории. Я был счастлив. Счастлив сполна. Потому что снова занимался своим любимым делом. Потому что со мной была великая, святая русская литература. Я был счастлив. И не знал, что новые грозы собрались над моей головой, что вскоре жизнь швырнёт меня на такое дно, по сравнению с которым горьковское покажется настоящим раем, землёй обетованной.»
На мой взгляд, это необычайно яркий пример того, как духовность, наличие высших идеалов помогают человеку выжить и сохранить своё «Я» в самых страшных, нечеловеческих условиях.

Насколько хорошо вы знали Иванова?

Ivanov i Kovalenky
В центре – супруги Иван и Ирина Коваленко и Иван Иванов (справа)

Ивана Ивановича я знала с детства. Он был ближайшим другом нашей семьи. В советские времена само понятие «друг» вмещало в себя гораздо больше смысла, чем сейчас. Для нашей семьи это, в первую очередь, означало «человек, близкий по духу, единомышленник; тот, которому можно доверять». Отец в стихе, посвященном Иванову, говорил о нем, как о побратиме. Иван Иванович был близок нашей семье по многим причинам. Он был, как и мои родители, учителем, и одновременно – человеком творческим, в полной мере испытавшим на себе пресс тоталитарной системы.
Это была очень трогательная и одновременно очень высокая дружба – когда делятся не столько происшедшими событиями и подробностями бытовой жизни, сколько новыми мыслями, идеями, впечатлениями от прочитанного, когда каждый становится первым слушателем свеженаписанного.
Ни одно семейное торжество не обходилось без Ивана Ивановича. В течение десятилетий он встречал в нашей семье Новый год. Мама специально для него готовила особо любимый им форшмак с селедкой и сушеными грибами. И почему-то именно в новогоднюю ночь Иван Иванович бывал в ударе. Ведь он был потрясающим рассказчиком. На мое детское воображение его рассказы произвели большое впечатление. Можно только представить себе, какими блестящими были бы его лекции по русской литературе, которые он мечтал читать студентам! Он рассказывал с необыкновенным артистизмом, модулируя голосом, имитируя интонации тех, чьи слова он передавал. Когда я, в достаточно зрелом возрасте взяла в руки его повесть, я надеялась, что в моем воображении оживут его устные рассказы о тех событиях. Увы – впечатление было совсем не то. Это добротное литературное произведение, но в нем так мало от Иванова-рассказчика…
Иван Иванович всегда был рядом с нашей семьей. Морально поддерживал нас, когда отца в 1972 гору репрессировали. На склоне лет традиционно приходил по определенным дням, а когда слег, настало время уже моим родителям каждую неделю приходить с визитом к нему. Он ждал этого момента целую неделю. Мои родители тоже готовились. После инсульта у Ивана Ивановича нарушилась речь, и поэтому родители целую неделю копили то, что ему можно рассказать (а уж круг-то его интересов лучше их не знал никто). Если мне доводилось рассказать родителям что-нибудь значимое, забавное, любопытное, они неизменно восклицали: «Надо не забыть рассказать Ивану Ивановичу!»

Мария Ивановна, может, вы знаете, как создавалась повесть «Колыма»?

Наша семья имеет самое непосредственное отношение к написанию Ивановым этого произведения. Задумал писать его еще в 1958 году, делая некоторые наброски. Однако, работая в школе, он просто не имел достаточно времени, чтобы осуществить свой замысел. Но вот подошло время выхода на пенсию. Иван Иванович находился в угнетенном состоянии: ему так и не удалось поработать учителем, как он мечтал; он оставлял любимую им работу библиотекаря, терял связь с детьми – его верными соратниками по краеведческой работе. Моих родителей это очень беспокоило, и они все настойчивей уговаривали его всерьез заняться осуществлением давно задуманной идеи. Моя мама даже разработала план, каким образом подтолкнуть Иванова к серьезной творческой работе. Она уговорила коллег по школе подарить ему вместо традиционного ковра (как тогда было принято) пишущую машинку. План сработал. Теперь Иван Иванович приходил в наш дом радостный, на подъеме, принося с собой очередные исписанные страницы. Все это горячо обсуждалось и правилось. Таким образом, вся повесть фактически прошла через наш дом, через наше сознание. Книга создавалась практически на наших глазах, с большой долей участия моих родителей. Но, к сожалению, был и отрицательный эффект творческой работы: когда Иван Иванович писал, то очень волновался, много пил крепкого чая (привычка, которая на всю жизнь осталась у него с лагерных времен), больше обычного курил. Возвращение к пережитому не прошло бесследно для его здоровья: инсульт, потеря речи. Повесть так и осталась недописанной.

Но как повесть все-таки увидела свет?

Это еще одна трогательная история. Хотя Ивану Ивановичу довелось учительствовать в Боярской школе №1 совсем недолго, даже этот короткий период отразился на судьбах тех, у кого он преподавал. Один из его учеников Степан Лавриченко очень близко к сердцу принял судьбу своего учителя и написанного им произведения. Он расшифровывал и компоновал рукописи, принимал самое горячее участие в пробивании повести в печать. Еще при жизни Ивану Ивановичу довелось подержать в руках в номерах журнала «Вітчизна» свое напечатанное произведение. Но до издания отдельной книги на украинском языке он не дожил несколько месяцев. В союз писателей Иванова приняли посмертно…

Что еще вы можете рассказать про Ивана Иванова?

В жизни Ивана Ивановича был один момент, который иначе как парадоксальным назвать нельзя. Вы только представьте себе: Иванов Иван Иванович, русский по национальности, уроженец Санкт-Петербурга, учитель русского языка и литературы пострадал от обвинений в … украинском национализме!
В это трудно поверить, но, тем не менее, это так. Страстный краевед, патриот ставшей родной ему Боярки, Иван Иванович очень переживал из-за того, в каком запущенном состоянии находилась могила известного украинского поэта Владимира Самийленко, который похоронен возле Михайловской церкви в Боярке. Иванов буквально засыпал своими письмами Союз писателей, привлекая внимание к этому факту.
В 1964г в Украине впервые на государственном уровне отмечалась годовщина рождения В.Самийленко. Это были времена Хрущевской оттепели, и в связи со 100-летием со дня рождения поэта запрет с этого имени был снят. В Боярской школе №1, которая расположена совсем рядом с могилой, на общественных началах был создан организационный комитет, в который вошел и Иван Иванович. Местная парторганизация пришла в ужас, когда в школе стали появляться люди в «вишиванках», говорящие «вишуканою українською мовою». Местные партийцы устроили настоящую истерию и выдвинули лозунг: «Национализм не пройдет!» Они запретили учителям брать участие в митинге и тем более снимать с уроков и вести туда учеников. При всем своем желании никто из педколлектива не мог там быть, но у Ивана Ивановича в этот день уроков не было. Кроме того, он был одним из организаторов мероприятия. Конечно, Иванов пошел на митинг. Это было официальное мероприятие, с присутствием нескольких членов Союза писателей. Но местные партийцы поработали на славу: все подходы к месту захоронения контролировали легко узнаваемые машины с агентами КГБ. И вот только за факт присутствия на этом митинге против Ивана Ивановича была развернута настоящая травля. Его неоднократно разбирали на собраниях коллектива, на открытых партийных собраниях и сразу же отстранили от преподавания. Напомним – преподавания русского языка и литературы! Больше никогда в жизни не довелось ему зайти в класс…

Вопросы задавал Радислав КОКОДЗЕЙ.